Кое-что о погребённых заживо

  Лежать было неудобно. Не скажу что слишком тесно, но и не просторно. Повернуться на бок я не могла, сразу же упиралась плечом в крышку надо мной. Долежавшись до состояния полного дерева, я всё-таки решила выбить крышку. Извивалась в своём убежище, словно червь какой, оживляла занемевшее тело, а потом резко подалась, и раз! - сбросила деревянное одеяло с себя.
  Затхлый, набитый пылью как старый матрас, воздух ударил мне в нос. Я чихнула несколько раз. Пылинки забивали носоглотку, тусклый свет после дней кромешной темноты слепил глаза. Было тихо и скучно. Интерьер склепа не отличался дизайнерскими красотами. И то правда - на хрена покойнику красоты?
  Сидя в собственном гробу, пышно и затейливо украшенном, я поняла, что похоронили меня недавно. Даже девяти дней не прошло, наверное, я потеряла счёт времени.
  Это было чудовищной ошибкой - хоронить живого человека. По крайней мере, я считала себя живым человеком, и мне совершенно всё равно, что думали об этом другие.
  Нет, сначала я поверила им, что умерла. Очень долго, не дёргаясь, лежала в гробу. И когда тело стало онемевать, решила, что это и есть смерть. Чёрта с два! Мои мысли и чувства онемевать не желали, они всё ещё ворочались во мне, кололи миллионами игл мозг и нервы, наполняли не подобающими порядочному мертвецу эмоциями. Когда мне надоело это тайное бурление чувств (оно совпало с окончательным одеревенением плоти), я вылезла наружу.
  Они все ошиблись, посчитав меня за мёртвую.
  Я мерила узкое пространство склепа мелкими шагами, обходя кругами гроб.
  Я старалась понять, почему живого человека приняли за покойника.
  Они говорили: ты - конченый человек, у тебя нет будущего. А у кого нет будущего, тот умер и для настоящего.
  Пусть так… Но я-то все чувствую! Мой мозг худо-бедно, но работает! У меня есть желания, есть эмоции, есть мечты, наконец.
  Нет, говорили они, твои желания не имеют никакого значения. Всё, что упрятано только в тебе, превращает тебя в неживое существо. А в тебе покоится всё, что делает жизнь жизнью. И нет другого выхода, кроме того, чтобы тебя похоронить.
  И они меня похоронили.
  И вот я измеряю шагами склеп. От угла до угла, от гроба до угла и от угла до гроба. Свет сюда проникает через узкое окошко наверху, неизвестно для каких целей проделанное. К двери склепа ведёт небольшая лестница.
  Я думаю, что больше никогда не увижу солнца, и не вдохну свежего воздуха, и не почувствую запах травы или снега. Закаты и рассветы - тоже не для меня. Сотни знакомых людских лиц сольются в одно лицо - моё, а потом и оно забудется.
  Когда я думаю об этом, мне становится страшно. Нет, это не панический ужас, это что-то гораздо неотвратимее, то, что действительно делает мёртвым. Я залезаю в гроб и покрывалом укрываюсь с головой, так мне кажется, что я снова вернулась домой и просто сплю в собственной кровати.
  Сон приходит как спасение. Говорят, что сон - маленькая смерть, но во сне я оживаю для мира и людей. А потом просыпаюсь и вижу грубые стены склепа и тонкий луч света, в котором танцуют мириады ангелов.
  Ангелов ведь тоже принимают за пыль…
  Так страх сменялся отчаянием, отчаяние полным равнодушием, равнодушие дурацкими фантазиями. А может, я и правда умерла - а мой ещё не остывший от мыслительной деятельности мозг растянул агонию на целую вечность?
  Через какое-то время захотелось секса. Ого, подумала я, обломитесь, это говорит о том, что я всё-таки живая. Но обломалась я, любовника-то в склепе не найдёшь! Может быть, я любого мужчину сделала бы счастливым. Исполнила бы любое, самое бредовое, самое извращённое желание… Но никого уж мне не осчастливить. Меня похоронили против моей воли… Долго я терпела, а потом занялась рукоблудием. Только такое действие ещё сильнее раззадорило меня.
  Теперь я уже не ходила по склепу, я бегала загнанным зверем. (Человек - это животное?) Я билась головой о дверь и просила, чтобы меня выпустили. (Я - животное?).
  Сволочи, кричала я, сволочи, выпустите меня, я живая, чёрт вас подери! (Похоронившие меня заживо - люди?)
  Пожалуйста!
  Пожалуйста!
  Пожалуйста!
  Пожалуй…
  Устав, я свалилась прямо на холодный пол. Луч света скользил по мне, будто старался успокоить.
  Эмоции притупились, слёзы высохли, желания плюнули мне в лицо. А в голове крутился обрывок песенки:

  …я лежу, а тело гложут черви,
  И уже добрались до костей…

  Но червей не было. Были мыши. Они знали, что я живая и не трогали меня, убегали обратно в свою нору. Я сидела в гробу и наблюдала за сородичами по животному миру. Мыши, пауки, сороконожки. Бояться этих тварей уже бесполезно, придётся смириться с ними, как с отвратительными, но соседями. Теперь мне здесь жить. Это навсегда. НАВСЕГДА. Помни об этом. Никто не придёт и не спасёт тебя. Спасают живых людей, помогать покойникам - абсурдно.
  На всякий случай я ещё подолбилась в двери склепа. Молчание. Нет ответа. Нет выхода. Нет будущего.
  Конченый человек.
  Человек, который никогда не увидит закатов и рассветов… Когда-нибудь мои чувства атрофируются и мне будет совершенно всё равно, что там - за дверью. Но до такого счастья надо ещё дожить. Смешно. Мертвецы не живут, они размазаны по вечности…

  Когда скрипнула дверь, я не поверила своим ушам. Может, у меня галлюцинации? Столько дней в тишине и безвременье, наедине с собой и безмятежными насекомыми. Кажется, это называется сенсорной депривацией.
  Я замерла в гробу. Кто-то спускался по лестнице. Потом осторожно заглянул в помещение.
  У пришельца было ружьё.
  - Чего шумишь? - спросил меня незнакомец. - Покойники должны лежать смирно.
  Я плакала. То ли от радости, то ли от неожиданности. Человеческие слова забылись, изо рта вылетали хрипящие звуки.
  - Перестань реветь, - сказал незнакомец. - Мертвецы не плачут.
  - Я… Я живая… живая… я….
  Человек принюхался.
  - Врёшь ведь. Пахнет мертвечиной. Из живых здесь только я.
  - А ты кто… кто ты?
  - Сторож.
  - А я - живая.
  - Сколько раз ни говори: живая, живая - живее от этого не станешь.
  - Это правда! Поверьте мне! Помогите выбраться отсюда! Мне плохо!
  - При жизни ты, верно, юмористкой была. Покажи мне хоть одного покойника, которому хорошо!
  Сторож прислонился к стене. Его лица не было видно, но я чувствовала, что он мне ни на грош не поверил.
  - Послушайте, меня заживо похоронили. Они ошиблись, решили, что я умерла, решили, что так проще будет…
  - Ладно, на минуту представим, что ты живая. Докажи это!
  Я поперхнулась собственными просьбами. Доказать, но как?
  - Я… я двигаюсь. Движение - жизнь.
  - Вот ещё! Никто не видит, как ты двигаешься. Ты умерла и уже не можешь ходить по земле.
  - Но если бы меня не похоронили, то я бы ходила и по земле тоже!
  - Но ты умерла, тебя похоронили, а, значит, ты уже не можешь двигаться в мире живых! А в своей могиле - сколько угодно.
  Железная логика. Я попала в тупик или мне просто не хочется распутывать софизмы Сторожа…
  - А вот ещё, - произнёс он, - у тебя нет никакой физиологической деятельности. Ты хочешь есть, пить, ходить в туалет? Тебе холодно?
  Впервые я задумалась над тем, почему не ощущаю холода. Вернее, я теперь существую в холоде, это неотъемлемая часть моего нынешнего бытия, а потому холод не воспринимается, как что-то неудобное.
  Далее. Есть и пить я тоже не хочу. Я и раньше-то не много ела, раза в день было достаточно. А тут вообще всякий аппетит пропал. И раз я не ем, то и в туалет мне ходить без надобности…
  - Вот! - торжествующе произнёс Сторож, догадавшись по моему молчанию, что загнал меня в ещё один тупик.
  - Но я сплю. И просыпаюсь, - сказала я. И вспомнила свои недавние терзания. - И ещё я хочу трахаться.
  - Трахаться - это сильно, - задумчиво промолвил Сторож и поиграл ружьём. - Но от этого никакой пользы. Желание секса есть только внутри тебя, оно не рождает артефактов, которые можно потрогать руками. А откуда мне знать: может, все покойники после смерти хотят трахаться? То же самое можно сказать и о сне. Нет, ты меня не убедила.
  - А давай попробуем? Или тебе артефакт надо только руками трогать? - сказала я, и испугалась собственной смелости.
  Сторож расхохотался.
  - Я похож на некрофила? Не-а, меня такими штучками не проймёшь. В общем, лежи смирно, не шуми. А я пошёл.
  - Куда? Вот сволочь! Вернись! Выпусти меня! Скотина! Скотина…
  Дверь захлопнулась, и я снова осталась одна.
  Время не текло, но и не застыло болотом. О том, что время не перестало существовать, я узнавала по быстро отрастающим ногтям. И ещё у меня выпал зуб. А кожа стала тонкой словно пергамент, и я здорово похудела. Наверное, я всё больше становлюсь похожей на настоящего покойника.
  Чтобы окончательно не свихнуться, я сочиняла стихи. Только их некуда и нечем было записывать. Хорошо было древним - их хоронили с кучей полезных вещей, может, кому-то такая забота и пригодилась. Из полезных вещей у меня остались только одежда и постель - что ещё надо человеку для счастья? Крыша над головой есть, красивое новое платье есть, сплю тоже не на полу. Но после ухода Сторожа я стала ощущать холод. Подлец разбудил дремавшее чувство холода, и теперь я мёрзла как собака в новогоднюю ночь. Я закутывалась в покрывало, но оно было слишком тонким, я забиралась под луч света, но он не давал тепла. Я прыгала и извивалась в совершенно диких танцах, но никак не могла согреться. Сложение стихов тоже не особенно грело.
  Тогда я стала думать о Боге. Раньше я о нём тоже часто думала, но всё как-то поверхностно. Я не выбирала между "есть" или "нет". Я просто постоянно чувствовала чьё-то присутствие рядом. Или даже так: наблюдение. За мной всё время кто-то наблюдал, бесстрастно фиксировал мои ошибки и победы, подбрасывал на пути всякие задачки, нужных и ненужных людей и так далее. В этом была определённая система. Определённей некуда. И то, что меня заживо погребли, тоже является частью этой системы. Я уверена, что нынешнее моё положение - никакое не испытание как сказал бы любой добропорядочный христианин. Хорошо продуманный план, который является звеном чудовищной цепи и, в принципе, я тут вовсе не при чём. Главное - цепь, но её назначение мне своим слабеньким умишком не осилить.
  Но всё это, конечно, паранойя. Есть просто колебания хаоса: зацепит - не зацепит. И Хаосу тоже по большему счёту плевать на тебя. Хаос - это дьявол, который мешает наблюдателю наблюдать и ломает звенья цепи.
  Под чью дуду я сейчас тут пляшу, пытаясь согреться, абсолютно непонятно. И думать над этим не хочется.
  И кто такой Сторож? Без понятия. Мало ли бродит по свету Сторожей, охраняющих живых от мёртвых, а мёртвых от самих себя? Я уже и сама не знаю, кто из нас двоих прав…

  Каждый человек рано или поздно задаётся вопросом: в чём смысл жизни? Мне не удалось найти ответа на этот вопрос. Но раз у меня не было будущего, значит, и смысла в моей жизни никакого не было.
  Предположим, что я на самом деле умерла. Теперь предстоит узнать каков смысл моей смерти? Я не попала ни в ад, ни в рай. Не инкарнировала в другого человека. Не отключилась от всего на свете. Если смысл смерти в том, чтобы бесконечно прозябать в могиле, то на кой вообще нужна смерть? Прозябать можно и на Земле.
  Сколько бы ни думала о случившемся, мысли всё время ходили по кругу, и я всё больше запутывалась.

  Однажды я почувствовала, что там, за дверью склепа, пошёл снег. Может, он отразился в тонком луче света, может, биологические часы организма ещё не перестали работать, не знаю. Но я была уверена - снег идёт.
  И мне надо разрешить вселенскую несправедливость - умереть по-настоящему.
  Я осмотрела гроб. Нашла несколько монет, которые зачем-то положили мне в ноги. Очередное идиотское суеверие. Заточила монету о камни.
  Монетой вскрыла себе вены.
  С удивлением смотрела на кровь - надо же, у покойников нет уже никакой крови. Но, видимо, я избранный мертвец, раз мне досталась такая привилегия.
  Стала проваливаться в удушающую тьму, чувства, желания, мысли отключались одно за другим, как лампы, которые гаснут в коридорах пустого здания.

  Я смотрела на удивительно одухотворённое лицо.
  Улыбнулась.
  Сторож улыбнулся в ответ и покачал головой.
  - С возвращением, дорогая моя усопшая. Умереть можно только один раз.
  Я подняла руки к лицу - они были перебинтованы.
  Сторож закинул свою берданку на плечо, повернулся и пошёл к двери.

  В тексте использовано стихотворение А. Заева.

О сайте | Тексты | Стихи | Дизайн | Гостевая | Написать



© Елена Навроцкая.

© Дизайн сайта тоже мой. :)