Колыбельная для Иры

Пещеры. Бездна. Океаны
Без берегов. Леса-титаны,
Где кто-то, росной мглой укрыт,
Сам незрим, на вас глядит.

Эдгар По «Страна сновидений»

  Он встретил её, когда она украла продукты из супермаркета. Девушка аккуратно переложила набранное из корзинки в пакет и, не расплатившись, прошествовала мимо касс и охраны прямо к выходу. Она шла с таким видом, будто в этом мире ей позволено всё и даже немного больше. Ни на кого не смотрела и ничего не замечала, движения её были расслабленными, и в то же время она была заметно напряжена. Пакетик с продуктами меланхолично болтался в руке, на плече покачивалась маленькая сумочка.
  Виталик опомнился, когда напарник рванулся к ней с воплями "стой, ворюга!". Девушка, между тем, уже открыла стеклянную дверь и оказалась на улице. Опередив приятеля, Виталий выскочил наружу, сбил с ног мешавшего прохожего и схватил воришку за руку. Девушка не сопротивлялась, даже бежать не пыталась. И это было странно.
  - Стой! Ты куда это собралась?
  Напарник встал сзади девчонки и грубо вырвал у неё пакет.
  - А ну, пошли!
  - Куда? - несчастная посмотрела на Виталика. Белки её глаз были прорезаны множеством красных сосудиков. Во взгляде читались непонимание и зверская усталость. Но эти чувства болтались в безбрежной пустоте, как какие-нибудь никому не нужные каменюки в огромном космическом вакууме. Вот что примерно выражал взгляд девушки. "Наркоманка", - мелькнуло у охранника в мыслях.
  - Ты что, сволочь, ободрала полмагазина и целку из себя строишь? - Напарник всегда был склонен к преувеличениям и хамству. Вокруг их живописной троицы уже начал собираться народ.
  - Подожди, - Виталик глянул на приятеля и сжал руку девушки покрепче. Ему казалось, что в происходящем есть что-то глубоко неправильное, чудовищная ошибка.
  - Ободрала? - девушка обернула пустой взгляд к собравшейся толпе. - Как это - ободрала?
  - Да может она голодная! - выкрикнула тётка из толпы. - А вы зажрались тут! Ишь харю раскормил, ирод! - метнула она гневный взгляд на напарника. - Все вы тут ворьё, наживаетесь на нищих! Она, мож, от голода украла!
  На голодную несчастную сиротку девушка никак не тянула - вполне прилично одета, опрятна и в меру упитана, разве что бледна, как смерть да под глазами синяки. Толпа загудела. Виталик подтолкнул воровку ко входу в магазин, он хотел разобраться в ситуации без лишних свидетелей. Но девушка вдруг напряглась.
  - Подождите… Что вы хотите… Украла? Я?
  - Ты не заплатила за продукты.
  - О, чёрт… - к ней стало приходить понимание. - Извините… Я не хотела, я не нарочно… Просто забыла… Подождите, дайте… - И она свободной рукой принялась расстёгивать сумочку. - Вот деньги… Вот… Честное слово, я просто забыла… Как же я так…
  В её словах не было эмоций, движения замедленные, вялые.
  - А ну расходитесь! - заорал напарник толпе. - Не хрена тут смотреть! - Похоже, он тоже понял, что ситуация выходит из-под контроля.
  Девушка, вытащив пачку денег, хотела всучить их Виталию. При этом она извинялась как заведённая, как робот, запрограммированный на один и тот же ответ. На пороге показался хозяин супермаркета, подъехавший по делам очень вовремя - полный армянин с проницательным взглядом. Хозяин отличался тем, что умел улаживать любые дела. Через пару минут все четверо уже сидели в подсобке.
  - Такой красывый дэвушка, зачем тебе воровать? Ай, нехорошо! - сокрушался армянин. Был он человеком отзывчивым и великодушным, если дело не касалось его интересов напрямую.
  - Я забыла заплатить. Я уже извинилась. Я не хотела. - Она сидела, понурив голову и уставившись на облупившийся лак на ногтях.
  - Как так можно забыть заплатить? - удивился хозяин. - Ты что - больная?
  Она кивнула.
  - Так что ж ты дома не сидишь, таблетки не кушаешь?
  Девушка молчала. Хозяин взглядом указал второму охраннику на сумочку. Тот вытряхнул её, оттуда посыпались мелочь, ключи, косметичка, паспорт и кошелёк. Охранник открыл кошелёк, вытащил оттуда все деньги, их бы хватило на оплату тройной порции украденных продуктов. Было ясно, что тут что-то неладно. Куча денег, никакой попытки к бегству, полная покорность воровки…
  - А эти деньги ты тоже украла?
  Она покачала головой.
  - Поймите, я правда забыла… Отпустите меня… Я прошу вас… Прошу… - Слова давались ей с трудом.
  - Лечиться надо! - с чувством сказал хозяин. Он забрал все деньги из кошелька. Потом взял паспорт, глянул имя, бросил обратно на стол. - Ты хороший дэвушка, Ирина, красывый. Мы не будем вызывать милицию. А это, - он помахал деньгами перед носом несостоявшейся грабительницы, - мы возьмём себе как компенсацию за моральный ущерб. И тебе урок будет. Дома сиди! Понятно?
  Девушка снова кивнула.
  Виталий вышел её проводить. Что-то его беспокоило. Хорошо, конечно, что всё обошлось. Сейчас обошлось. А если она и потом вляпается в такую же ситуацию?
  - Ты где живёшь?
  Она без колебаний назвала адрес.
  - Да тут в двух шагах! Я тебя провожу.
  Ирина не ответила. Какое-то время шли молча. Потом девушка вдруг оказалась на земле. Виталий даже не успел заметить, когда она упала - вот только что шла, и уже валяется в отключке. Охранник совсем растерялся, присел на корточки и принялся приводить девушку в чувство. Происходящее казалось нереальным - будто пытаешься пробудиться от дурного сна, но никак не можешь. Она открыла глаза, но её душа ещё пребывала в другом мире.
  - Эй! Что с тобой?
  - Что?
  - Ты потеряла сознание!
  Она села, оглянулась.
  - Почему я на земле?
  - Говорю же - у тебя был обморок!
  - Не помню… - Она жалобно посмотрела на него. - Мы шли, и я уже сижу… - Ирина приподнялась на локте. - Ты меня не обманываешь?
  - Нет! Что с тобой такое? А?
  Она, не ответив, встала с земли и продолжила путь к дому. Виталий побрёл за ней. Остановились возле подъезда.
  - Я тебя до квартиры провожу.
  Девушка пожала плечами.
  Она жила в двухкомнатной квартире на пятом этаже. Оказавшись в тёмном коридоре, Виталий принялся оглядываться.
  - Подожди здесь, - сказала девушка. Она скрылась в комнатке напротив, а через минуту вышла оттуда. - Идём на кухню.
  Кухня выглядела так, будто по ней Мамай прошёл. Нет, видно было, что когда-то здесь царили полнейшие чистота и порядок, но однажды случилось что-то страшное, непоправимая катастрофа, которая пронеслась ураганом и смела былые признаки хорошей жизни. Однако среди общей запущенности Виталий не увидел грязной посуды, которая обычно громоздится кучами в подобных помещениях.
  - Кофе будешь? - меланхолично спросила Ирина.
  - Давай.
  Виталий присел за кухонный стол, брезгливо отодвинувшись от крашеной стены, о которую будто бы руки вытирали.
  - А тебе ничего не будет, что ты с поста ушёл?
  Впервые за это время она заинтересовалась посторонними вещами.
  - Нет, хозяин меня отпустил.
  И вновь молчание. Пока она варила кофе, пока наливала в чашечку, пока охранник пил горячий напиток, девушка не произнесла ни слова. Кофе оказался вкуснейшим.
  - Спасибо, - Виталий отставил чашку. Ирина, сидевшая всё это время напротив и, казалось, ушедшая в себя, поднялась, взяла чашку, вымыла её, поставила на место. Снова села напротив. Виталий уже хотел было попрощаться, но девушка заговорила.
  - Я уже не спала целый месяц.
  - Как это?
  - Вот так. Ни разу глаз не сомкнула… - Девушка легла головой на стол. - Если б ты знал, что такое не спать целый месяц… Это всё равно, что спать беспробудно этот же месяц. Нет границы между сном и явью… Болтаешься в каком-то вакууме, полуреальности… Я сегодня забыла заплатить, набрала еду, и пошла, будто так и надо… Неудобно, стыдно, плохо, а я этого не чувствую… Никаких эмоций, ни боли, ни радости, ни зла, ни добра… Такая мощная концентрация на собственном "я", и в то же время полная растерянность, отдаленность от внешнего мира…
  Девушка отодвинула хлебную крошку от прочего мусора, хаотически расположившегося на столе.
  - Это я, а это все остальные… Они далеко, дальше, чем самый далёкий квазар за пределами галактики…
  Виталику вдруг сделалось страшно.
  - А ты пробовала таблетки от бессонницы пить?
  Она рассмеялась, неприятно так рассмеялась, нервно. Виталий поёжился, ему было жалко Иру, но почему-то хотелось уйти отсюда как можно скорей. И вообще выбросить всю эту историю из головы.
  - Пробовала. Без толку.
  - А к врачам?
  - Нет, - жёстко ответила Ира. - Я пока не хочу загреметь в психушку.
  - Но ты ведь понимаешь, если не будешь спать - умрёшь от истощения?
  Девушка только вздохнула. Помолчали. Настенные часы, громко тикая, безжалостно отъедали секунды всех жизней вместе взятых.
  - Не факт, что умру. Не факт, что не умру. Я не знаю возможности своего организма.
  - Но что-то же послужило толчком к этой бессоннице? Причина какая-то?
  Она, прищурившись, посмотрела на него, будто зацепилась невидимыми крючьями за душу.
  - Ты, правда, хочешь знать?
  "Нет!" - чуть было не вырвалось у Виталия. Девушка продолжала внимательно на него смотреть. Инстинкты парня кричали о том, чтобы он не ввязывался в это дело, но Виталик считал себя интеллектуально развитым существом, чтобы полностью доверять животным инстинктам. Тем более, взялся за гуж - не говори, что не дюж. Девушке надо хотя бы постараться помочь, а там видно будет по ситуации. Сглотнув слюну, Виталик произнёс:
  - Рассказывай.
  - Хорошо. Я нашла Книгу. - Ира вычертила указательным пальцем большую букву "К" на столе.
  - Какую ещё книгу?
  Девушка молча вылезла из-за стола и вышла из кухни. Несколько минут Виталик провёл наедине с тикающими часами, и эти минуты показались самыми тяжёлыми в его жизни. Вокруг будто разлилась неприятная смесь чего-то липкого, удушливого. Он даже не услышал, когда Ира вернулась. Девушка положила перед ним книгу.
  Тоненькая брошюрка, но почему-то в твёрдой ламинированной обложке - размером выше и уже обычных книг. Неформат - оценил Виталий. Но самый неформат заключался в том, что название книги было написано неизвестными знаками. Знаки не похожи ни на иероглифы, ни на арабскую вязь, вообще ни на что не похожи - изогнутые углами, они напоминали строчки кардиограммы. Виталий с самого детства интересовался иностранными языками. Однако в прошлом году провалил вступительные экзамены на факультет иняза. От безработицы пришлось стать охранником, благо физическая форма позволяла, но желание стать переводчиком не пропало. Парень мог поклясться, что никогда в жизни не видел более странной письменности.
  - Это что, Книга Мёртвых? - он нервно хихикнул. - Некрономикон?
  - Разве она похожа на древнюю книгу? - безучастно возразила Ира.
  На древность книга, конечно, никак не тянула. Несомненно, она недавно вышла из типографии, даже чувствовался запах краски и новенькой бумаги. Виталий хотел открыть книгу, но ладонь Иры легла на его ладонь.
  - Когда я её открыла, я…
  - Перестала спать? - догадался Виталик.
  Девушка кивнула и устало опустилась на стул рядом.
  - Я же не знала, что так получится…
  Тягучая, невидимая смесь в воздухе зашевелилась волнами, будто живая. Парень это кожей ощутил, он отдёрнул руки от книги. Она лежала между ними - вроде бы самая обыкновенная и в то же время настолько чужеродная, что сам воздух сделался чужим от её незримых эманаций.
  - А что там внутри? - Виталик и сам не заметил, как его голос сорвался на шёпот.
  - Очень плотная вязь непонятных знаков. Иногда мне казалось, что если я рассмотрю их получше, то пойму какую-то тайну.
  - Ага, разгадаешь вселенские тайны и станешь Богом!
  Ира укоризненно посмотрела на него, и парень ощутил, что его ирония совсем неуместна. Девушка не спит целый месяц, и если они не придумают, как с этим справиться, то ей уже будет не до вселенских тайн.
  - Мёртвым всё едино. - Она будто прочитала его мысли.
  У Виталика зачесался кончик носа, потом щека, подбородок, под правой лопаткой. "Нервы, наверное", - он яростно потёр щёку. Ира сидела, опустив голову.
  - Ну хорошо, начнём с начала. Как ты нашла эту книгу?
  Она встрепенулась.
  - Как? На окне… Да, на окне… Я поднималась по лестнице, здесь, у себя в подъезде, и заметила, что на окне что-то лежит… Я подошла, и увидела это… Знаешь, эти значки… они привлекли меня…
  - Любопытство кота сгубило…
  - Да, именно.
  В разговоре вновь наступила пауза. Виталику подумалось, что книга будто вбирает в себя жизнь Иры, прокручивает так быстро, что той не остаётся времени на сон. Ведь метафорически сон - это репетиция смерти, а книге не нужна смерть, даже если она метафорическая.
  - Следствие зашло в тупик, - хмуро произнёс он. Осторожно прикоснулся к обложке. Ничего необычного, гладкая поверхность, и только… Но вот инстинкты были на взводе. Инстинкты и ещё то, что в народе зовётся шестым чувством.
  "Можно отдать книгу в какой-нибудь НИИ, да хотя бы вот в Академгородок смотаться к Юрке, - размышлял про себя Виталик. - Пусть тамошние яйцеголовые бьются. Книга может быть чем угодно - инопланетным посланием, исчадием ада, розыгрышем, в конце концов, а у Иры просто психическое расстройство, совпавшее с находкой… Да, скорее всего, так и есть…"
  Пальцы продолжали гладить обложку, оставляя на ней едва видимые мутные следы.
  День клонился к вечеру, на маленькую кухоньку постепенно наползали сумерки. Стало совсем неуютно.
  Наравне с тревогой Виталия грызло любопытство, ему жуть как хотелось заглянуть внутрь. А отдашь учёным - и с концом. У них всякие загадки вроде анатомированных пришельцев навсегда пропадают, как в Бермудском треугольнике. А если это розыгрыш, тогда вообще никакой опасности нет.

  Вы откуда? Отвечайте нам – и точка!
  Не могли же вы свалиться с небес?!
  Мы читали, что какой-то одиночка
  В треугольнике Бермудском исчез…

  Мурлыкая под нос Высоцкого, Виталик решительно открыл книгу на титульной странице, но взгляд его скользил по Ире. Она широко распахнула глаза. "Красивые у неё глаза", Виталик отвернулся от девушки и медленно перевёл взгляд на книгу. Титул оказался снежно-белым, без всяких надписей. Парень взялся за край листа.
  - Нет, - сдавленно произнесла Ира.
  Но Виталием уже овладел исследовательский дух юного мореплавателя. Он перевернул страницу. В глаза бросился прямоугольник, испещрённый "кардиограммами" так плотно, что они почти сливались - прямоугольник казался чёрным.
  Он затягивал взгляд, как в бездну, как в печатный Мальстрим. Виталий моргнул, но наваждение не прошло, тогда он прикрыл веки - под ними чётко отпечатался белый прямоугольник, словно негатив.
  - Смотри туда, - тихо сказала Ира. - Смотри и увидишь.
  Виталик напряжённо всматривался в пёстрый хаос знаков, и вдруг ему почудилось, что перед глазами вырисовывается объёмный образ. Ничего чудесного в этом не было, Виталию доводилось видеть картины, на которых тоже была мешанина пятен, линий, точек, но если долго во всё это вглядываться, то образовывалась псевдообъёмная картинка вроде голографии. Загадочная книга представляла собой набор таких голограмм.
  - Зашибись, - пробормотал Виталий. - Сравним увиденное.
  Он вернулся на первую страницу и вперил взгляд в картину.
  Знаки, извиваясь, уходили вглубь, а на их месте вспучивалось странное изображение. Вот оно становится всё чётче и чётче и, наконец, появляется вполне ясный объект.
  - Вроде горная гряда, - сказал Виталий. - А, может, не горная. Может, у них на Альфа Центавра и гор-то нет.
  - Какой Альфа Центавра? - испуганно спросила Ира. - Ты думаешь, что…
  - Ничего я не думаю, так, к слову пришлось. Так что ты-то здесь увидела?
  - Глубину, - ответила девушка. - Морскую впадину.
  - Хмм… - Виталий ещё раз глянул на голограмму. - В принципе, если посмотреть под другим углом, то можно различить впадину. Но первое впечатление у нас разное. Уже результат.
  Девушка только покачала головой, вздохнула.
  - Ир, извини, что гоняю, но включи свет, а? А то совсем темно... Будем ставить эксперимент дальше.
  Под фарфоровым абажуром с пёстрыми бабочками загорелась яркая лампочка.
  - Может, в гостиную перейдём? - предложила Ира.
  Но Виталию не хотелось никуда идти, даже с места подниматься. Им овладел зуд первооткрывателя, появилась уверенность, что он находится на пути к некой истине. Книга захватила сознание без остатка.
  Он перелистнул страницу. На другой её стороне изображения не было. Зато на следующей нарисована новая голограмма. Виталий внимательно изучил её и пришёл к выводу, что это - расстилающаяся у подножья горы равнина.
  - Теперь твоя очередь, - обратился он к Ире. - Ты первая говоришь, что увидела.
  - Холмы какие-то…
  Виталий почему-то не сомневался в ответе. Некую странную логику во всём этом он, кажется, нащупал. Но девушке пока ничего не объяснил. Да она и оставалась безучастной к его экспериментам, силы совсем покинули её, она снова легла головой на стол, подложив ладони под щёку. Виталий вытащил из кармана рубахи записную книжку и ручку, невольно вспомнив, что мать ругается из-за этого. Ручка пачкает карман, а чернила плохо отстирываются. Но теперь мать, друзья, работа, хозяин, жизненные устремления, всё осталось где-то далеко, совсем в другой Галактике. Виталий никогда не ощущал себя таким настоящим. Он сам из плоского, картонного человечка превратился в объёмное существо.
  - Угу, продолжим опыты. На этой странице что?
  - Каньон вроде бы…
  - Дальше?
  Так Виталий получил цепочку ответов от Иры и перечислил вслух.
  - Морское дно, холмы, каньон, цветы инопланетные одна штука, бегущее двуногое существо, пульсирующее, как при быстром беге, сердце.
  Да, последняя голограмма в придачу оказалась анимацией. Как такое получилось, Виталик сказать не мог, но технология изготовления подобной картинки сейчас его мало заботила.
  - Какая во всём этом связь? - уныло спросила Ира. - Связи не вижу, логики.
  - И я не вижу связи во всём этом. Зато вижу в другом.
  - В чём же?
  - Послушай, что увидел в голограммах я. Горная гряда, равнина, извивающаяся тропинка, лист, похожий на марихуану, статуя вроде бы человеческая, хотя чёрт её знает, очень медленно пульсирующее сердце. Соображаешь в чём связь?
  - Нет.
  Ира печально вдохнула.
  - Ну, подруга, совсем ты переутомилась… Это же антонимы! Я увидел противоположные твоим картинки. Дно - горы, холмы - равнина, и так далее.
  - И как нам это поможет?
  - Как?
  Действительно, как? Ну увидели они обратные картинки, и что дальше? Виталий соскочил со стула, прихватил книгу. Прошёлся по кухне, грызя кончик ручки. Бросил взгляд в окно. На улице совсем уже было темно. В ближайших домах зажигались окна - ярко-светящиеся, они образовывали замысловатую вязь.
  - Вязь-связь, - пробормотал Виталий. - Что значит эта цепочка света? Что хотят сказать мне окна? Как будто надпись какая, такая же инопланетная, как книга… Есть ли в этом логика? Или, может, логика в отсутствии логики?
  Он положил книгу на подоконник и уткнулся в свой список. Что-то он ему напоминал. Что-то очень знакомое. Виталик напряг память, но знакомое ускользало, как не в меру жизнелюбивая рыбка из ладоней рыбака. Может, определённой логики в этом не было, но какая-то ассоциативная связь существовала, он был абсолютно уверен.
  - Горы, равнины, лист, статуя… - бормотал он, в упор разглядывая Иру, совсем перебравшуюся на стол. - Хорошая задница…
  - Что? - спросила она еле слышно.
  Виталий вздрогнул. Чёрт, не стоило говорить про задницу вслух.
  - Да я так …
  Она не ответила, лежала, замерев в позе эмбриона. Дыхание её стало замедленным, глаза с расширенными зрачками уставились в одну точку. Бледное лицо слилось с белизной пластикового стола.
  "Ей нужен отдых. Немедленно. Иначе она умрёт", - отчётливо осознал Виталик.
  Отдых!
  Ну, конечно же!
  Он бросился к девушке, притронулся пальцами к шее - пульс был совсем слабым.
  - Ира, послушай… Ира!
  - А? - она непонимающе взирала на него. В её прозрачных голубых глазах разлилась пустота и в этой космической пустоте обитала только смерть.
  Тогда Виталий тихо заговорил, гладя девушку по волосам:

  Горные вершины
  Спят во тьме ночной;
  Тихие долины
  Полны свежей мглой;
  Не пылит дорога,
  Не дрожат листы…
  Подожди немного,
  Отдохнёшь и ты.

  - Гёте… - сказала Ира. - Откуда на Альфа Центавра Гёте?
  Она улыбнулась и, вздохнув, закрыла глаза. Виталий испугался, что Ира умерла, он слышал, что людей нельзя резко выводить из сенсорной депривации, элементом которой является бессонница. Но, прислушавшись к её ровному дыханию, понял - она всего лишь уснула. Он постоял немного возле, ожидая, пока девушка заснёт крепче, потом поднял её на руки и отнёс в спальню. Уложил на кровать, прикрыл одеялом.
  "Откуда в этой дурацкой книге Гёте? Откуда мне знать? Главное, сработало, включило программу сна. А Иринкин ряд картинок, наверное, запускал обратную программу. Похоже, так. Может, там был вовсе не Гёте, но в нашей системе координат оказался им и очень даже помог. Всё-таки, зря меня на сочинении завалили тогда - не каждый переводчик переведёт с чужой системы смыслов на земную систему…".
  Виталик широко зевнул. Усталость навалилась, будто он неделю пахал на износ. Оглядев кровать, парень пристроился на краешке рядом с Ирой и даже не заметил, как провалился в глубокий сон.

  Открытая книга лежала на подоконнике, и ворвавшийся в распахнутое окно ветер сорвал её, бросил вниз. Под окном как раз проходила влюблённая парочка.
  - Смотри-ка! Неопознанная летающая книга! - засмеялась девушка.
  - Да она и правда странная какая-то, - парень поднял книгу. - Посвети мне указкой.
  Остановившись, они с удивлением разглядывали странные надписи, подсвечивая себе лазерной указкой с расплывчатыми сердцами. Но всё равно ничего не разобрали.
  Придя домой, они вновь открыли книгу.
  - Блин! - воскликнул парень. - Да тут же мультики крутят! Вот это глюки!
  - Что?!
  - Смотри, пещера, точно пещера. А это пропасть какая-то вроде. А тут… тут… целый океан! И он шевелится… Что это за чертовщина?
  - Дай я погляжу. Где пещеры-то увидел? Наоборот, выступ какой-то…
  - Выступ?.. Слушай, давай выбросим, не нравится мне всё это… Пошли лучше спать? Пошли, а?

О сайте | Тексты | Стихи | Дизайн | Гостевая | Написать



© Елена Навроцкая.

© Дизайн сайта тоже мой. :)