Раб лампы


Опубликовано с сокращениями в журнале "Магия ПК", №10, 2002

- Hу ладно, - сказал Аббас, - хватит. Давай сказку рассказывай.
- Какую?
- Учебную. Ты же духовный человек? Значит, должен знать.
- А про что? - спросил Саша...
- Про что хочешь. Главное, чтоб мудрость была.

В. Пелевин "Принц госплана".

  Да, о лампах.
  Лампы, уважаемые мои, давно уже не те. Нынешние осветительные приборы не вызывают желания прикасаться к ним и нежно поглаживать, восхищаясь работой мастера. Быстренько прикрутить к потолку, задвинуть в дальний угол комнаты, оставить пылиться на столе среди кучи полуза­бытой ветоши - вот и всё почтение. Творения же древних мастеров хра­нятся в музеях под табличками - "экспонат руками не трогать".
  Эх, тяжела судьба!
  Последний раз я видел родные пенаты несколько лет назад. Ко­нечно, срок для меня мизерный, но события, произошедшие за это время, показали, что я и не жил вовсе, а так - прозябал.
  Но обо всём по порядку.
  Один мой прежний хозяин относился к вещам с пренебрежительной неряшливостью. Он считал - раз у него много денег, то не стоит и бес­покоиться о каких-то там мелочах. Лампу он потёр нечаянно - находился в сильном волнении, вот и схватил первый попавшийся предмет на своём столе. Руки у хозяина были полные и потные. А когда он увидел меня во всём великолепии, то вспотел ещё больше - лампа выпала из его влажных ладоней и разбилась.
  Закричали мы оба. Хозяин от страха, я от обиды за потерянный дом.
  Черепки, как кусочки чужой мозаики, лежали на полу. Доли се­кунды я с унынием смотрел на них, а потом опомнился и рухнул на коле­ни.
  - Что прикажете, о повелитель?!
  Человек, сообразив, что я не пытаюсь его сожрать или утащить в ад, наконец перестал орать и палить в меня из своего смешного оружия, и заговорил.
  Чтобы не осквернять уши досточтимых слушателей, я опущу поло­вину его речи, хоть, к сожалению, она и станет менее колоритной.
  - Ты... кто такой? - спросил человек, усевшись прямо на остан­ки моего дома.
  - Я - раб лампы, о повелитель, всемогущий джинн Юсуф ибн Дауд (или Дауд ибн Юсуф? - я уж позабыл за давностью лет) к твои услугам!
  - Ибен? Террорист, что ль? - сжался от ужаса хозяин.
  - Могу и террористом, - недовольно ответил я. - Только прика­жите.
  - Не, не, - затряс головой человек, - откуда ты взялся?
  - Из лампы.
  - Какой?
  - Вы на ней сидите сейчас, о повелитель.
  Он вскочил, будто ему кипятка на одно место налили.
  - Ёпт! И правда - лампа... Была... - Хозяин наградил меня подозрительным взглядом.
  Тут в двери стал вбегать народ мужского пола. Все молодцы как на подбор - здоровые, плечистые, с честно вытаращенными глазами и ору­жием в крепких руках. Они стали галдеть наперебой и проявлять рвение по отношению к своему господину, я предпочел сделаться невидимым. Нес­колько минут они разбирались, потом охрана удалилась. Мне было приятно созерцать их глупые морды побитых щенков.
  - Слышь, Ибен... кароче, Хоттабыч... ты где? - заозирался хо­зяин.
  - Я здесь, мой повелитель.
  Он принялся меня рассматривать.
  - Дыкть, не сказка?
  - Нет, мой повелитель.
  - Тээк-с...
  Хозяин заложил руки за спину.
  - И что мне теперь с тобой делать?
  - Приказывайте, мой повелитель.
  - Буравчика можешь завалить?
  - Без проблем, мой повелитель!
  - Заваливай.
  - Слушаю и повинуюсь!
  Мне хватило ровно пяти секунд. Клиент даже не почувствовал бо­ли. Уверяю вас, уважаемые, у меня не такой скверный характер, как мо­жет показаться. Я снова появился перед очами своего господина.
  - Так быстро? - удивился он.
  - Время - деньги, о повелитель!
  - Мы с тобой поладим... Ибен, - ухмыльнулся хозяин. - Главное, что Буравчик теперь не будет устанавливать мне свои правила.
  Разместившись по-восточному, на полу, мы с моим господином пи­ли великолепное вино с труднопроизносимым названием. Хозяин уже поря­дочно захмелел, мне же, к сожалению, не дано такого счастья.
  - Я тебе, Хоттабыч... тьфу, блин... Даудыч... я для тебя, бра­тан... вот поверишь, нет?.. - разглагольствовал человек, ударяя себя кулаком в грудь. Вино выплескивалось через тонкий край бокала на рос­кошный персидский ковёр.
  - Повелитель, мне бы жильё... - смиренно сказал я.
  - Всё, братан!.. Замётано! Будет тебе хата! - Хозяин покрови­тельственно хлопнул меня по плечу.
  - Нет, повелитель, вы не поняли. Мне не нужна человеческая квартира...
  - А что эта... нужно? Говори, Даудыч, всё сделаю!
  - Лампа. Или любой другой предмет.
  Хозяин покрутил головой на толстой шее. Мне показалось, что шея сейчас заскрипит от натуги.
  - Э... Лампа... А вот, - ткнул он на зелёный абажур на ножке. - Лампочка Ильича, гы-гы... Антиквариат...
  Я посмотрел на этот шедевр человеческой мысли и он мне не пон­равился.
  - Ну не в люстру же тебя, а? Хоть и хрусталь... Как мы с тобой тереть будем? Я ж, ёпт, не напрыгаюсь каждый раз-то! - Тут его взгляд на чём-то остановился, хозяин даже с места приподнялся. - Слышь, Дау­дыч... Ты как к прогрессу относишься?
  - Ветер дует, караван идёт, и только джинны остаются вне дви­жения, - смиренно ответил я.
  - Эээ... Ты меня не грузи! Я те хату подсмотрел, во, - и его перст указал на белоснежный ящик с тёмно-матовым стеклом. - Я тебя, Даудыч, в компьютер посажу!
  Мне подумалось, что хозяин выпил лишнего, но он настаивал на своей выдумке. И я сдался. В конце концов, слово хозяина - закон.
  Разница между лампой и компьютером, уважаемые мои, - это раз­ница между старым беззубым шейхом Абдуллой, шайтан побери его прохин­дейскую душу, и луноликой наложницей шейха Зухрой!
  Если в лампе я сидел, скрючившись, подобно младенцу в утробе матери, то в компьютере свободно парил сквозь бесконечные ряды цифро­вых звёзд. Сначала было, конечно, непривычно, но я освоился. Научился приветствовать хозяина, когда он включает свою адскую машину, и про­щаться с ним, когда выключает. Хозяин потирал шершавый бок системного блока, и я выбирался на свет, отправляясь выполнять его задания. А по­том снова нырял в цифровую Вселенную.
  Но однажды я увидел себя в развалинах какого-то города. Стран­но было созерцать эти улицы без признаков жизни. Сзади послышались ша­ги, я обернулся и увидел здоровенного светловолосого парня с оружием наперевес.
  - Повелитель, вы?
  - Ю гана дай! - зарычал парень и пронесся мимо меня. Я посмот­рел ему вслед и обмер от страха. Я, старый джинн, повидавший на своём веку много неприятного и отвратительного, испугался как последний мальчишка! Прямо на парня мчалось жуткое страшилище, оно орало как толпа разъярённых дивов, и, мало того, поливало огнём вокруг себя. Я успел юркнуть за близстоящий бак с мусором. Парень, не теряя времени, выстрелил в чудовище, и его кровавые ошмётки, распространяя мерзостный запах, засыпали всю округу.
  - Лаки зан аф бич! - воскликнул герой и сменил оружие. Откуда-то сверху раздалось повизгивание и даже похрюкивание. Над моей головой, уважаемые, кружилась, кто бы вы думали? Свинья! Са­мая настоящая свинья, причем в одежде! Я сошёл с ума, подумалось мне. А всё потому - что гордыня обуяла. Сидел бы сейчас спокойно в лампочке Ильича и никогда бы не задумался о летающих свиньях!
  Между тем, свинья пронеслась сверху над парнем и попала ему в ногу, кровь растеклась родимым пятном на голубой штанине. Герой вскрикнул и принялся стрелять в чудище из чего-то, что мне напомнило кувшин, только ножкой вперёд. Из ножки вылетал огонь, он задевал, как человека, так и всё окружающее пространство. Свинья с невероятной гра­циозностью увёртывалась, пока последний выстрел не разнёс её в клочья.
  Парень тяжело дышал, он был весь залит кровью, его волосы ды­мились. Он с трудом подошёл к баку, за которым прятался я, и запрыгнул туда. Из любопытства я тоже заглянул внутрь. Парень держал в руках сверкающую изогнутую штуковину. Штуковина исчезла, кровь на человеке тоже. Он выпрямился и выглядел вполне здоровым, будто несколько минут назад его не измочалило чужим и своим огнём.
  Чудеса да и только!
  Герой выбрался наружу, и тут его подстерегла неудача. Толпа "дивов" выбежала ему навстречу и расстреляла на месте. Он с отчаян­ным криком рухнул возле моих ног. "Дивы" радостно зарычали и запрыгали на одном месте.
  - Ах вы отрыжки собачьи! - заорал я и схватил выпавшее из рук парня оружие. Видимо, чудовища не ожидали такого поворота событий, по­тому что я уложил разом всю толпу.
  И тут же почувствовал лёгкую вибрацию - хозяин вызывал меня к себе.
  Я очутился возле его лица. На экране компьютера застыла кар­тинка с мёртвыми чудовищами, что порадовало мой глаз.
  - Чёрт! - задумчиво сказал хозяин, - почему они подохли?
  - О мой повелитель, думаю, ты будешь рад, если узнаешь, что этих несчастных убил я! Я отомстил за погибшего героя, да усладят его душу райские гурии!
  Господин взглянул на меня, в его глазах зажёгся странный огонёк, я бы сказал - дьявольский огонёк.
  - Даудыч, - сказал он, - ты мог бы переместить меня туда?
  - В компьютер?
  - Да. В компьютер. В игру.
  - Но это опасно, мой повелитель! Там водятся чудовища!
  Он засмеялся.
  - Не понтуйся, Даудыч! Это всего лишь игра!
  - Игра?
  - Смотри, - он понажимал на кнопки, и я увидел ту же улицу, и того же парня, только воскресшего. Прямо появилось чудище, и началась перестрелка. Хозяин азартно тыкал в клавиши, ёрзал на стуле, кричал что-то нечленораздельное. Потом героя опять убили.
  - Вишь, Даудыч? Перезагрузил, и снова начинай! Но одно дело, когда на всё смотришь со стороны, и другой базар, когда ты ВНУТРИ. Пе­ренеси меня туда! Я приказываю!
  - Слушаю и повинуюсь!
  Как джинны попадают внутрь предметов? Выражаясь современным языком, они трансформируют своё тело до атома и внедряются в атомы ве­щи, составляя с ней единую массу, затем переносится сознание. Можно даже сказать, что вещи - это неодушевлённые джинны. Как переместить человека, не обладающего подобной трансформацией, в предмет? Только срастить сознание с искусственным телом героя, большего я не смог бы сделать для своего господина.
  Он очнулся в теле светловолосого парня, его собственное тело обвисло безвольным мешком на стуле.
  - Эй, джинн, ты здесь? - спросил он, озираясь.
  - Здесь, мой повелитель!
  - Вау, Даудыч! Я - Дюк! Ууу, всех разорву! Прикрывай меня! - И хозяин двинулся навстречу приключениям.
  Приключения появились сразу, в виде давешнего чудища. Оно из­дало громоподобный звук и без предупреждения принялось стрелять.
  Хозяин перед экраном ориентировался быстро, но в реальной для него местности почему-то стал медлительным и нерасторопным, растерян­ным. Его мгновенно ранило в живот.
  - Ааааааа, - заорал он и упал на спину, на асфальт. - Хм... Пэйбэк тайм! - прорвался в нём компьютерный голос.
  - Повелитель! - я метнулся к нему, прикрыв своим телом, поднял оружие и расправился с тварью.
  - Джинн... бич... хэлз... юр агли!... хэлз... быстро... шейк ит, бэби?.. хээээлз!
  Я догадался, что он говорит о той сверкающей штуковине, и че­рез секунду она была у меня в руках.
  Сверху, словно архангел Джабраил, спустилась свинья и, счаст­ливо хрюкая, добила хозяина.
  - Ёпт! - промолвил он. - Ю вана дэнс? - И затих навсегда.
  Я сокрушался по поводу того, что хозяин не попросил меня пере­нести его обратно в своё тело. А теперь его сознание, сращённое с те­лом, которое для этого сознания было реальным, погибло.
  Некогда было оплакивать хозяина. Словно тучи набежали разного вида твари, и я принялся отбиваться. Мне они не могли причинить вреда. В какой-то мере они даже были частью меня.
  Война оказалась долгой, никто не тревожил меня вибрацией, и я спокойно мстил за хозяина, очищая город, а потом некие подводные стро­ения и неземные пещеры, огнём и мечом.
  Последнее, Самое Главное Чудовище, я убивал долго, а потом растянулся на его поганом теле и дал себе заслуженный отдых.
  Когда я открыл глаза, то снова оказался летящим сквозь беско­нечные, как милость Аллаха, цифры-звёзды. Я подумал, что теперь у меня будет новый господин, но пока он не даст о себе знать, я не появлюсь.
  Через какое-то время я ощутил, что цифры летят не просто так, а сообразно определённой механике. Я понял, что научился понимать этот язык, словно с рождения был глухой и только сегодня обрёл слух.
  Новый хозяин жил праздной жизнью.
  Цифры-звёзды в полной мере отражали его интересы. Он часами пропадал во всеобщей сети, которую создали люди для общения, а я, словно паук, сидел в центре этой сети и ловил все бегущие по нитям па­утины послания. Я быстро научился отделять зёрна от плевел и сосредо­точился пока на новом хозяине. Он, сам не зная того, заражал меня сво­ей праздностью. С какой лёгкостью он менял маски, общаясь с разными людьми, даже мне, старому интригану, стало завидно! Ведь я до сих пор не знал, с кем имею дело - с женщиной или мужчиной. С жадностью ловил я эти знания, существовал чужими жизнями и фантазиями, узнавал все людские тайны и страхи, цифры-звёзды нашёптывали мне самые поразитель­ные сказки, какие мне когда-либо доводилось слышать.
  Игры тоже были. Но теперь они волновали меня, как верблюда танцы. Я не мог дождаться, когда владелец компьютера полезет в сеть. И тогда снова оживал.
  Однажды я обнаружил, что могу перекраивать цифры по своему хо­тению. Это было весело, уважаемые! Сначала я опробовал свою методику на так называемых чатах - что-то вроде опиумной курильни, люди там си­дят и сидят, и никак не хотят уходить, как замороженные! Вроде бы уже и уйдут, но потом опять возвращаются.
  Я выбрал себе ник, то бишь, прозвище - Джинн. И мне представился случай поговорить с хозяином. Без всяких приказов! Ведь для меня свободная беседа с господином - это всё равно, что прикосновение к бо­роде Аллаха!
  Не удержусь, приведу почти весь наш разговор.
  JINN: Приветствую тебя, о досточтимый ALIEN!
  ALIEN (ник хозяина): Привет, JINN! ;) А у тебя есть борода?
  JINN: Конечно, досточтимый!
  ALIEN: Ты прикалываешься?
  JINN: Я всегда честен, о ALIEN!
  MAD FALLOS: ALIEN пашли в приват я те чо-то пакажу!
  ALIEN: JINN, ну ладно, чем занимаешься?
  JINN: Наблюдаю за тобой.
  ALIEN: Откуда? Ты что, из СОРМа? ;)
  JINN: Нет, я из машины.
  ALIEN: Деус экс махина! ;)))
  MAD FALLOS: ALIEN пашли в приват я те чо-то пакажу!
  ALIEN: MAD FALLOS, fuck you!
  JINN: Он тебе надоел, досточтимый?
  ALIEN: Он меня просто затрахал! :(
  JINN: Хочешь я его уберу?
  ALIEN: Ещё бы!
  JINN: Слушаю и повинуюсь!
  MAD FALLOS: ALIEN пашли в... $#^%*&^&^%
  MAD FALLOS вывалился из чата.
  ALIEN: Некисло. Ты здешний модератор?
  JINN: Нет, я здесь живу, досточтимый.
  ALIEN: Искусственный интеллект? И я - досточтимАЯ ;)
  JINN: Слава Аллаху! Ты, наверное, прекрасна как райская гурия?
  ALIEN: Нет, я страшна как старый Шварценеггер! ;)
  JINN: А кто это такой?
  ALIEN: JINN, ты правда из тундры или притворяешься? ;)
  JINN (уже найдя информацию о Шварцнеггере): Но он же мужчина!
  ALIEN: Так и я - не бабушка. ;)))
  JINN: Зачем ты обманываешь?
  ALIEN: Обиделся?
  JINN: Нет, просто хочу понять, зачем людям нужны маски.
  ALIEN: Ну... Без них скучно. Можно прожить сразу несколько жизней.
  JINN: Мой прежний хо... друг тоже хотел прожить чужую жизнь.
  ALIEN: И что с ним стало?
  JINN: Он умер.
  ALIEN: Как жаль! :(
  JINN: Я отомстил, моя совесть чиста.
  ALIEN: А ты ведь тоже в маске! Говоришь, что AI!
  JINN: Я не говорил, что я - AI. Я - раб лампы, я - живу в твоём компьютере...
  ALIEN: В МОЁМ КОМПЕ??????? %-) %-(
  JINN: Да.
  ALIEN: Докажи! ;)
  JINN: Слушаю и повинуюсь!
  Я отключил её от сети, потом перегрузился и снова запустил ма­шину. Самостоятельно подсоединился к сети и вошёл в чат.
  JINN: ALIEN, покажись!
  ALIEN: Ты кто? Матрица???
  JINN: Нет, я - джинн, просто джинн.
  Я уже хотел было ей рассказать, как меня вызвать, чтобы слу­жить верой и правдой, и оберегать от ужасов судьбы, но она отключи­лась. А потом, вероятно, отделила машину от электроэнергии. Старый ду­рак! Напугал её своими откровениями! Я плавал, погружённый во тьму, и скорбел о собственной глупости.
  Когда звёзды вновь воссияли в моей Вселенной, я почувствовал, что у меня опять сменился хозяин. В Сеть он ходил редко, изредка пе­ребрасывался парой писем с такими же скучными друзьями. И ещё он ока­зался писателем, писал какой-то длинный нудный текст, как песнь, что пел из года в год в бухарской чайхане дряхлый Саид.
  Я тосковал по ALIEN, и постоянно представлял её нежное личико, я рисовал её из цифр, сплетал из редких посланий. Иногда заглядывал в текст к писателю, и у меня от скуки начинали ныть зубы. Текст был очень заумным, хотя всё то же самое можно было выразить гораздо проще и понятнее. Погибший хозяин, да упокоит Аллах его душу, назвал бы по­добное понтами.
  Чтобы отвлечься от тоски, я потихоньку стал добавлять в его текст разные абзацы, составленные из слов, пойманных мною в нечастые выходы в сеть.
  Поймите, уважаемые, не от злости и скверного характера, а только от скуки и во имя солидарности со всеми читателями мира! Ну нельзя же мучить людей этакой галиматьёй в модной обёртке!
  Иногда получалось весело:
  "Заканчивался подёрнутый дымкой полдень. На холмах угасала прекрасная сирень. Из сада вышла красавица. У неё было обветренное ли­цо. Опухшие глаза её были прикрыты. Её бантиком губы расплылись в улыбке, словно бархатные лепестки экзотического цветка. Нос у девушки был с горбинкой. Светлые волосы женщины торчали во все стороны. В зап­латах пальто её развевалось на ветру. Аза было её имя."
  И что бы вы думали? Мой писатель проглотил эту ахинею и не по­давился. Наоборот, разбавил ещё большим бредом.
  Мной овладела хандра. Хоть бы в игру какую-нибудь паршивую по­играл, что ли! Хоть бы пошёл в чат, может, я встретил бы там ALIEN! Нет, сидит, долбит свою заумь!
  Вместо игр и чата писатель неожиданно вызвал меня.
  И я немедленно высвободил своё утомлённое скукой тело.
  - Что прикажете, о повелитель?!
  Писатель, высокий худой паренёк в очках, недоумённо моргнул.
  - Так. Записался.
  - Нет, повелитель, я существую!
  Парнишка протёр очки.
  - Кто ты, чёрт тебя подери?
  - Я - раб лампы, о повелитель, всемогущий джинн Юсуф ибн Дауд (или Дауд ибн Юсуф?) к твоим услугам!
  - Какой лампы?
  - Этой, - я кивнул на компьютер.
  - Джинн из машины?
  - Ты прав, о повелитель!
  Потрясённый хозяин зажмурился и осторожно выдохнул.
  - Я сегодня курил?
  - Нет, о повелитель! В твоих лёгких и крови ничего такого не наблюдается. Поверь мне, я сидел в этой машине и читал твой текст. И... иногда баловался. - Тут я повалился на колени. - Не гневайся, по­велитель! Это всего лишь развлечение, я исправлю всё обратно!
  - Не надо! - испуганно произнёс хозяин. - Мне понравилось, а я-то думал, что это у меня с головой непорядок! Забываю, что пишу. Значит - это ты?
  Я виновато кивнул.
  - Тебе понравился текст?
  - Ну... как тебе сказать, мой повелитель...
  - Только честно!
  - Мне - нет.
  Хозяин засмеялся.
  - Ты древний, как тебя там?...
  - Юсуф ибн Дауд
  -...Юсуф ибн Дауд, а это современный текст, я не виню тебя, что ты ничего не понял.
  - Я могу помочь вам, о повелитель!
  - Как?
  - Устроить всё с издательством. Я же - джинн, я могу исполнять любые желания, мой повелитель!
  - Нет, я сам... всё сам... Кстати, почему ты постоянно называ­ешь меня повелителем?
  - Потому что я - раб ла...
  - Ты свободен, джинн. Я отпускаю тебя на все четыре стороны!
  Тут со мной что-то случилось. В голове пронеслось звёздно-циф­ровое бесконечное пространство, ночные чаты, игры, тысячи людских су­деб и грёз, и я - в центре паутины, дёргающий иногда за ниточки, и AL­IEN, и снова цифровая бесконечность.
  Я опять упал на колени.
  - Пощади, о повелитель! Я не смогу больше жить без компьютера, я - раб лампы! Пощади, не убивай старика!
  - Но почему, Юсуф? Почему ты не хочешь вернуться к созданиям, таким же, как ты?
  - Что мне с них? Я - раб, но я мог быть везде и всюду, и уп­равлять чужими фантазиями, и... и там я могу прожить тысячи жизней! Что мне с одной, хотя бы и бессмертной? Тоска одна!
  Писатель внимательно разглядывал меня.
  - Что же мне делать с тобой, джинн?
  А потом он отнёс меня к Очень Большому Компьютеру и приказал жить там. Оттуда я смогу перебираться на любую машину, к любому чело­веку в мире, и даже к своей ALIEN.
  Вот и всё, уважаемые, если где-нибудь в чате вы встретите ник JINN, то, очень может быть, это буду я. Попытайте счастья.

О сайте | Тексты | Стихи | Дизайн | Гостевая | Написать



© Елена Навроцкая.

© Дизайн сайта тоже мой. :)