Видение

        ...Поле.  Бесконечное,  бескрайнее  поле. Ни одного деревца ни
вдалеке, ни поблизости. Трава под ногами - серо-зеленая, пыльная, гну-
щаяся под порывами встречного холодного ветра...Она остановилась, что-
бы  передохнуть. Почему бы ветру не смениться? Если бы он был в спину,
ее  путешествие давно бы закончилось. В голове все время проигрывалась
какая-то глупая песенка:

        Cильный ветер позади
        Долететь нам помоги
        До сверкающей грозы,
        До сияющей мечты,
        Дождем  пролиться...

        Никогда  не бывает так, как ты хочешь! Она напряженно всматри-
валась вдаль, в фиолетовое какое-то странное небо. Где же холмы, о ко-
торых  говорил  Зорь  (а в том, что это был именно он, она не сомнева-
лась).  Ладно,  нечего  торчать  тут,  посреди этой пустоши, надо идти
дальше...Ветер стал еще сильнее, теперь он задувал беспрерывно. На ли-
цо  упала прядь волос. Седая прядь. Она машинально убрала ее, усмехну-
лась  -  "столько времени идти, что и поседеть недолго". ...Холмы воз-
никли  перед ней внезапно. Вот еще ничего не было впереди, и вдруг они
уже  здесь.  То  ли  гора подошла к Магомету, то ли Магомет наконец-то
добрался  до  вожделенной цели. Холмы были похожи на сиамских братьев-
близнецов,  сросшихся друг с другом сбоку. Ярко-изумрудные, они выгля-
дели нереально посреди унылой местности.
        ...  Она  стояла  перед  входом.  Внутри не было ничего видно.
Плотная  густая  непрозрачная  тьма, как будто живая, все знающая, все
чувствующая  и  ожидающая именно ее. Страх сковал разум. Она прислуша-
лась, надеясь отыскать среди хаоса мыслей знакомый спокойный голос, но
услышала  только  тишину.  Эта  местность не позволяла проникнуть сюда
посторонним.  "Может  быть  тебе сюда еще рано?" - появилась предатель
ская  мыслишка.  "Ты  же знаешь, что для тебя никогда ничего не бывает
рано, если промедлишь, то будет поздно, сейчас, только сейчас." Посто-
яв еще немного и собравшись духом, она шагнула во тьму...
        Стремительное  падение  вниз (или полет вверх?) сопровождалось
неприятным  пронзительным  звуком,  оказавшимся  всего навсего ее кри-
ком...Однажды,  когда ей было 12 лет, она уже переживала данное ощуще-
ние.  Кто-то  назвал  ее имя и начал звать, звать, звать. Она не могла
противостоять  искушению  и подошла к окну, откуда как показалось, шел
зов. Протянув руку к невидимому и притягательному, она упала в непрог-
лядную темень, единственное, что потом помнилось, это собственный крик
и  попытка  ухватиться  за что-то несуществующее. Вот и сейчас - те же
ощущения, тот же крик. Ей вдруг вспомнилась "Алиса в Стране Чудес". "А
Мартовский  Заяц  уже,  наверняка поджидает меня внизу". Она заметила,
что  уже не кричит, а смеется и это несколько сгладило неприятные ощу-
щения  от  падения.  Внезапно она почувствовала, что лежит на холодном
твердом  полу. Удара не было. Просто перемещение из одной точки прост-
ранства в другую. Даже была уверенность, что падение продожалось мгно-
вение, это просто для нее все растянулось во времени.
        Она  лежала  на полу, скорчившись как ребенок во чреве матери.
Самая  уютная  и самая естественная человеческая поза. Кое-как удалось
восстановить  дыхание  и  унять вылетавшее из груди сердце. "Можешь не
вставать!".  Но  она все-таки поднялась, чтобы рассмотреть говорившую.
(Да, это был женский голос, со странным акцентом). В тусклом свете не-
ясно колыхалась какая-то бесформенная фигура.
        "Она  будто  детский рисунок, будто тени несбывшихся грез, как
осенним дождем на асфальте рисунок - размыта, как забытый навеки сон",
- продекламировала тень.
        -  Кто  ты  такая? - обратилась она к фигуре и почти физически
ощутила ее удивление.
        - Ты, - был ответ.
        - Значит, я сейчас сама с собой разговариваю?
        - А ты будто бы другого ожидала.
        - Я пришла сюда, чтобы получить ответы на свои вопросы, неуже-
ли ты сможешь помочь мне, если ты - это я сама, и какого черта я шла в
такую даль, чтобы поговорить с собой?
        -  Иногда нужно долго трудиться, чтобы наконец начать разговор
с  самим  собой, - иронично заметила тень, - к тому же не путай себя и
меня, мы хоть и одно целое, "но две большие разницы.
        - Ага, едина в двух лицах? - съехидничала она.
        -  Не  в  двух, и не только в лицах, - Тень произнесла это как
давно всем известный факт, - Это и был твой вопрос?
        -  Нет!  Я хочу знать, зачем я живу. Для чего появилась в этом
Мире? "
        - Ты живешь, для того, чтобы жить.
        -  Я  здесь не затем, чтобы выслушивать прописные истины! - ее
голос сорвался почти на крик.
        -  А разве для тебя это было истиной? Ведь все так просто, без
лукавого мудрствования, никакого философского тумана, никаких дополни-
тельных категорий, определяющих бытие: захочешь жить - будешь жить.
        - А если я захочу умереть?
        - Будешь умирать! Решай, что тебе нужнее и выбирай.
        - Если мне не нужно ни то и ни другое?
        -  Тогда  будешь  существовать!  Ни мертвая, ни живая. Даже не
растение, - презрительно усмехнулась тень. - Выбирай!
        - А что будет потом, после смерти?
        -  Тебя это уже не будет волновать. Это проблемы Другой Тебя.
        - Но я все-таки это буду Я?
        - Это будет другое Я.
        - И так до бесконечности?
        - Нет, пока не замкнется круг.
        -  Круг  моих перерождений, знаем мы эту восточную философскую
муть.
        -  Никто никогда ничего не знает. Зачем все усложнять? Навеши-
вать  ярлыки? Человеческая жизнь как будто замкнута в тесное помещение
с закрытыми дверями, на которые люди сами же навесили пудовые амбарные
замкИ с названием "смысл жизни", "принципы", "долги", "вера", "мораль"
и тому подобное. Ключи от замков потерялись, а их поиск был назван фи-
лософией, мудростью, знанием. Каждый ищет собственным путем, но всегда
приходит к одному выводу. Только иногда бывает слишком поздно.
        Она вдруг почувствовала себя вымотанной этим разговором.
        - Отдай мне МОИ ключи! - обратилась к тени-двойнику.
        - Ты так ничего и не поняла, - грустно проговорила та.
        - Все равно, верни, ведь ключи принадлежат мне, не так ли?
        -  Ну что ж, забирай, ты ведь знаешь, что я, как никто другой,
хочу помочь тебе. Забирай. Может это и будет моей помощью. Бледная по-
лупрозрачная  рука  протянулась  к  ней  и положила в раскрытую ладонь
сверкающий ключ.
        ...Глаза  постепенно  привыкали к яркому дневному свету. Снова
впереди  бесконечное  поле,  а за спиной все те же изумрудные величес-
твенные холмы. Она осмотрелась вокруг. Никакого намека на то, где мож-
но  было  бы  применить ключ. "Интересно, что я собралась открывать? В
руках  у  меня далеко не символ". При рассмотрении ключ оказался самым
обычным,  из нержавеющей стали, с отверствием для брелока, с бороздоч-
ками, то есть предназначался для открытия конкретной материальной две-
ри.  Дальше, за холмы, путь был закрыт. Придется возвращаться. Сколько
времени  прошло  с тех пор, как она покинула местность с холмами, было
неизвестно. Но она продолжала шагать и шагать. Ветер дул теперь в спи-
ну  и  дорога была уже полегче. Дверь появилась перед ней также неожи-
данно  как  и холмы. Большая, добротно сделанная, деревянная, прикреп-
ленная к такому же деревянному косяку, одиноко стоящая посреди пустын-
ного  поля.  Она обошла дверь вокруг, рассмотрела ее и замок, который,
наверное,  и  нужно  было  открыть этим ключом. "Что за ерунда? Я могу
обойти  эту  дверь  и  так". Тут ей опять вспомнилась Алиса, но но уже
другая.  Из  будущего.  "Решили покормить меня детскими сказочками? Ну
ладно,  буду играть по вашим правилам" - мрачно подумала она и открыла
замок ключом.
        Распахнув  дверь, она вошла в нее. Но вокруг ничего не измени-
лось. Все тот же зелено-серый унылый пейзаж, да темнеющее вечернее не-
бо. "А что ты тут ожидала увидеть? Параллельные миры? Лазурные Морские
Берега?" - обратилась она сама к себе. Усталость, раздражение и апатия
навалились  на  нее и отбили всякую охоту задуматься над произошедшим.
"Занимаюсь  тут какой-то чертовщиной, сталкерщиной. Зачем мне это нуж-
но?"  -  злость на себя охватила ее. Она улеглась на траву и устремила
свой  взгляд в уже темное, полное сияющих звезд небо. Такое созерцание
всегда  успокаивало  и давало надежду неизвестно на что, но несомненно
приносящее  покой и радость. Звезды. Такие далекие, но если потянуться
к ним всем своим существом, то ничего более близкого уже не будет. Вот
к чему стремилась она всю свою жизнь. Только эти звезды и больше ниче-
го. Ничего.

                Но если ты хочешь пройти сквозь Вселенную,
                Найди пустынный, заброшенный край.
                Рождений Врата - вот путь в бесконечность,
                Дорога  в потерянный Рай.

        Она  откуда-то знала, что эти строчки надо петь протяжно, если
не  заунывно, как псалом. И теперь ее голос разносился по всей округе.
Врата  Рождений.  Она нашла их и прошла сквозь них. Замкнула круг. Те-
перь  ее  окружали  только звезды, она плавала среди них, летала между
ними.  Невидимой,  но ощутимой тенью наблюдала за обитателями этих ми-
ров. Она воплощалась в них. Она была ими. Она была любимой и отвергну-
той,  была  другом  и врагом. Она была исчадием ада и самой святостью,
была  королевой  и  кликушей.  Она была ничем, межзвездным вакуумом, и
яростной  звездной материей, сжигающей себя и живущей только для себя.
И  не  было такого состояния, в котором бы она не побывала. Круг замк-
нулся.  Она вышла на финишную прямую. Все что можно было пережить, она
уже пережила и незачем повторяться.
        Видение  расстворилось,  как  расстворились  звезды в утреннем
рассвете.  Она  открыла  глаза,  поднялась,  посмотрела на распахнутую
дверь.  Кто-то после нее пройдет здесь, и может быть пред ним предста-
нут параллельные миры или Лазурные Морские Берега. У каждого свои зап-
росы.  Она  размахнулась и выбросила вполне материальный ключ далеко в
густую  траву,  потом  развернулась  и  быстро зашагала вперед. Ей еще
предстояла дорога домой.

От автора:

Спасибо Станису Шрамко за идею!

О сайте | Тексты | Стихи | Дизайн | Гостевая | Написать



© Елена Навроцкая.

© Дизайн сайта тоже мой. :)